Hello, mum, hello, granny!


media installation (knitted napkins, video), “Place. Time” exhibition, Kiev, 2016
*

From the older generation of relatives I have a mom, dad, grandma Onya (Anisya), grandma Zhenya.

They all live in the beautiful small town of Svetlovodsk, Kirovograd region (I grew up there, having lived 11 years, school years).
All our communication with them for the last 12 years since I left Svetlovodsk, are my rare visits to the city of his childhood on the 2-3 days and phone calls about once a week for 5-10 minutes, alternating with Mom and Dad, less with the grandmothers. The key phrase of our conversation on the phone have a “mom I’m fine.” Grandma Zhenya is always interested about my work progress and Onya grandmother rather insistently asks about privacy. Mom and Dad too strong in this case (asking with a clear expectation of the “principal in the life of any woman”: married, give birth, when?). And then the key point: I come to the fact that some of the things that I’m interested in the first place (art, philosophy), I’m just not able to bring them to consciousness in the short term of communication, they are not interested or do not understand, and others the questions are very personal, which they consider important, often it seems to me simply boring (no longer insensitive). In this work, I ask questions about the details of cognitive vocabulary, the degree of honesty-Puritanism and “border security” in the communication between the generations, a sense of its territory, “language barrier” as part of the same ethnic language of each generation rate personal world.How, then, to build communication? Probably, besides the search for new skills that we can learn from each other – honestly speaking your feelings, rather than the external, and perhaps filtering, about their desires (always useful). Something is always left overs.Therefore, I always had a strong association with my older relatives in these knitted napkins at my grandma Zhenya’s house. This is something concrete and stable, that always remains unchanged. Its like an unknown or forgotten language for me, that I can use to become a little closer to all of them, creating a new communication process, inventing new game rules.


“Привет, мама, привет, бабушка!”
Видео инсталляция. Вязаные салфетки, видео

Из родственников старшего поколения у меня есть мама, папа, бабушка Оня (Анисья), бабушка Женя.
Все они живут в чудесном маленьком городе Светловодск Кировоградской области (сама я там выросла, прожив 11 лет, школьные годы).
Все наше с ними общение за последние 12 лет с тех пор, как я покинула Светловодск, заключается в моих редких визитах в город детства дня на 2-3 и телефонных разговорах примерно раз в неделю минут на 5-10, поочередно с мамой и папой, реже с бабушками. Ключевой фразой нашего общения по телефону есть «мама, у меня все хорошо». Бабушка Женя интересуется всегда в первую очередь моими рабочими успехами, а бабушка Оня очень напористо расспрашивает про личную жизнь. Мама с папой тоже сильны в этом деле (выспрашивания с явным ожиданием «главного в жизни любой женщины»: замуж, родить, когда?). И тут ключевой момент: я подхожу к тому, что некоторые вещи, которые меня интересуют в первую очередь (как-то искусство), я просто не в состоянии донести до их сознания в краткий термин общения, им это не интересно или непонятно, а другие вопросы, очень личные, которые они считают важными, часто кажутся мне просто скучными (уже давно не бестактными). В этой работе я задаю вопросы о тонкостях когнитивного словаря, степени честности-пуританства и «границах безопасности» в коммуникации между поколениями, чувстве своей территории, «языковом барьере» в рамках одного и того же этнического языка, о скорости личного мира каждого поколения. 
Как тогда выстраивать общение? Наверное, кроме поиска новых навыков, которым мы можем учиться друг у друга, – честно говорить в своих чувствах, а не о внешнем, и, возможно с фильтрацией, о своих желаниях (это всегда полезно). Что-то же всегда останется за кадром.